Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Лист

Сделано в NY: «И, слово, в музыку вернись...»

В этот заброшенный журнал, откуда ушла на фейсбук, сохранив связь с двумя десятками здешних френдов, я заглядываю редко. Но здесь остались люди, с которыми прошла часть жизни, которые мне по-прежнему дороги – и которым может быть интересно то, что мы делаем сегодня.

Несколько лет назад мы с мужем и кошкой Алиской затеяли онлайновый некоммерческий телевизионный проект, созданный, как вы уже поняли из названия, в Нью-Йорке. За два года существования проекта мы изменили формат и концепцию, мы снимаем сейчас совсем иначе и о другом, но одно осталось неизменным – наша любовь к этому городу и его неугомонным жителям.

Наш специальный выпуск «Сделано в NY» предназначен для тех, кого завораживает «божественная гармония, которую мы называем стихами Осипа Мандельштама»

Collapse )

Другие наши выпуски можно посмотреть здесь: http://sdelanovny.com

Лист

Сон

Показывают старый любительский видеофильм: моя родственница позирует на фоне всего, что движется и не движется. И в том числе – на фоне обычного бруклинского дома. Я понимаю, чей дом случайно попал в кадр, только тогда, когда из подъезда выходит Бродский, делает несколько шагов к машине, оборачивается, поднимает голову и смотрит вверх, на свое окно. За стеклом, крупным планом – три женских лица: жена Мария, женщина постарше, очень похожая на нее – видимо, ее мать и – совсем маленькая женщина, лет пяти, тоже очень похожая на Марию – дочь. На лицах старших – такая любовь и такая тоска, что смотреть на это почти невыносимо. Дочка же, напротив, весело машет ему рукой и кричит. Звуков не слышно, но по движению губ читаю слова: я люблю тебя, папа! И снова: я люблю тебя, папа... Бродский уходит. Фильм обрывается. Я чувствую, как сдавливает горло, отворачиваюсь. И - просыпаюсь. Collapse )
Лист

«С тех пор, как Отар уехал»

Действие французского фильма «С тех пор, как Отар уехал» итальянки Джулии Бертучелли происходит в современном Тбилиси и немножко – в Париже. Это первый игровой фильм режиссера-документалиста. Фильм идет на трех языках – грузинском, русском и французском (у нас – с английскими субтитрами), но самые сильные сцены фильма – те, в которых его героини молчат. Молчат они очень выразительно. Collapse )
Лист

Иосифу Бродскому – 64

Только что вернулась с вечера памяти И.Бродского, который состоялся в «Русском самоваре» – в том самом ресторане, которым Бродский владел совместно с Барышниковым и Капланом.
Впечатления странные. Я бы даже сказала, удивительные.
Collapse )